• Dictionary-like Specs in Clojure

    TLDR: this post is a copy of readme file from the GitHub repo.

    Maps are quite common in Clojure, and thus s/keys specs too. Here is a common example:

    (s/def :profile/url    string?)
    (s/def :profile/rating int?)
    (s/def ::profile
      (s/keys :req-un [:profile/url
                       :profile/rating]))
    
    (s/def :user/name    string?)
    (s/def :user/age     int?)
    (s/def :user/profile ::profile)
    (s/def ::user
      (s/keys :req-un [:user/name
                       :user/age
                       :user/profile]))
    

    What’s wrong with it? Namely:

    • each key requires its own spec, which is verbose;
    • keys without a namespace still need it to declare a spec;
    • for the top level map you use the current namespace, but for children you have to specify it manually, which leads to spec overriding (not only you have declared :user/name);
    • keys are only keywords which is fine in 99%, but still;
    • there is no a strict version of s/keys which fails when extra keys were passed. Doing it manually looks messy.

    Now imagine if it would have been like this:

    (s/def ::user
      {:name string?
       :age int?
       :profile {:url? string?
                 :rating int?}})
    

    or this (full keys):

    (s/def ::user
      #:user{:name string?
             :age int?
             :profile #:profile{:url? string?
                                :rating int?}})
    

    This library is it to fix everything said above. Add it:

    ;; deps
    [spec-dict "0.1.0"]
    
    (require '[spec-dict :refer [dict dict*]])
    

    Read more →

  • Никогда

    Предположим, к вам пришел коллега и говорит: ты использовал в коде X, а Уважаемый Авторитет сказал так не делать. И даже ссылку прикладывает на блог или твит. Как поступить?

    Самое желанное в этом случае — повестись и вспомнить другого Уважаемого Гуру, нагуглить его цитаты, набросать ссылок на Википедию. Словом, знатно посраться и разойтись ни с чем. Можно просто заигнорить коллегу и сэкономить время. Это все круто, но нас интересует самый сложный вариант — разобраться, что происходит на самом деле и почему так.

    Дело в том, что коллега не правильно понимает правило “никогда не используй X”. Я полагаю, очевидно, что если в язык добавили X, им будут пользоваться. Можно долго сотрясать воздух, но единственный способ изгнать X из кода — выпилить его из языка. В крайнем случае — добавить ворнинги на уровне стандартной библиотеки, чтобы было не повадно.

    Когда Уважаемый Мастер говорит “никогда”, он намеренно усиливает формулировку, чтобы она звучала громче. Это нормально — чтобы дошло до масс, разошлось по Твиттеру, породило срач. Другое дело, что обсуждать чей-то запрос это удел непрофессионалов. Если команде удобно работать так, а не иначе, она может положить на заветы Гуру.

    “Никогда не используй X” на самом деле читается как “вообще, X не подходит для общих случаев, и пользоваться им нужно осторожно, поэтому начинающим советуем от него отказаться”. Это звучит как жевание тряпки: ни конкретики, ни призыва. Нужны еще две страницы текста, чтобы объяснить семантику X и когда он нужен. Но это долго, и нужно думать. А так — “никогда не используй”, коротко и ясно.

    Короче, коллега не понимает смысл запрета. Он нужен даже не для того, чтобы нарушать его и быть этаким бунтарем. Запрет это предупреждение, точка, где нужно сделать паузу и подумать. Есть ли доводы в пользу нарушения? Если да и вы можете их объяснить, то поздравляю — вы профессионал.

    Теперь поставьте себя на место коллеги: вы увидели подозрительный трюк в коде. Не подкатывайе с цитатам Фаулера или Кнута: это балобольство. Вы же сами следуете им только выборочно, кого вы обманываете. Надо вежливо спросить, в чем тут умысел и что мы выигрываем. Потому что иногда трюк действительно удачный, но нет комментария о том, в чем выгода. Дальше смотрим на реакцию: если в ответ прилетает грамотное объяснение, то норм. Если цитаты Торвальдса, коллегу надо учить, а в особо тяжких случаях снимать с проекта.

    На цитаты надейся, а сам не плошай.

  • Бы

    Чтобы жить счастливо и не страдать от выгораний и подгораний, надо делать вот что. Следите за мыслями и эмоциями и соотносите их с реальным положением дел. Тренируйте внутреннюю нейросеть — ты подумал одно, а на самом деле причина в другом. Со временем это избавит вас от пласта проблем, которые обычно называют кризисом среднего возраста, депрессией, выгоранием и прочей мурой.

    В каком-то смысле память человека не лучше, чем у рыбки Дори. Первыми в голову приходят очевидные, примитивные мысли. Это касается и эмоций — наша первая реакция примитивна и не отличается от реакции ребенка. Нахамили — мы хамим в ответ, разозлили — злимся. За обычной просьбой видим претензию и начинаем защищаться.

    Эмоции тесно связаны с планами на работу. Часто мы виним окружающих в том, что не успеваем делать личные проекты. Я бы давно дописал книгу, если бы не дети. Уже запустил бы свой Фейсбук, если бы не работодатель. Уехал за границу, если бы не родственники. Бы да кабы.

    Реальность же такова, что временем распоряжаемся только мы, и все эти “бы” — жалкие отговорки. Много раз со мной было так, что родные уехали, у заказчика выходной, и впереди три свободных часа. Я сажусь на ноут и проверяю почту, читаю Медузу и Википедию. Когда остается час, делаю малую часть от того, что было задумано, и так по кругу. Виноваты все, кроме меня.

    Со временем я заметил этот паттерн и выработал иммунитет. Каждый раз, когда в голову лезет мысль, мол, остался бы дома и писал книгу, я говорю сам себе: дружок, в прошлый раз у тебя было три часа, и на полезные вещи ты потратил от силы полтора. Давай-ка не будем проходить все с нуля. Ты же не рыбка Дори. Тебя хватает на час продуктивного труда, дальше ты сливаешься. Сегодня еще будет такой час, сядь и сделай, что хотел. Главное, не тупи в интернет.

    Это работает. Теперь я не ищу оправданий, не обижаюсь на близких, заказчика и весь мир, который не дает мне заниматься тем, что я хочу. В тайне от других я называю такую модель двоемыслием. Суть в том, что ты придерживаешься одновременно двух позиций и работаешь с ними. Да, я испытываю негативные эмоции. В то же время понимаю, что они примитивны и не отражают сути. И спокойно делаю так, как надо.

    Еще раз: недостаточно слушать свои эмоции. Нужно следить за тем, как они ложатся на реальность. Если видишь, что раз за разом думал одно, а получается другое, поставь галочку — в следующий раз выбрать другой сценарий. Тогда не будет выгораний, подгораний, превозможений, и все вообще все изменится.

  • Что там с книгой? — 4

    Read more →

  • Текст

    Пишу книгу, и внезапно открыл редактирование текста. Не написание, а именно редактирование, исправление. Это необычно, изнуряюще, и в итоге — клево.

    Текст похож на мрамор. Когда вы написали текст, это кусок камня, заготовка. Первый текст всегда кривой: в нем полно междометий и разговорных оборотов. Предложения плохо связаны: здесь топчитесь на месте, тут рванули без штанов.

    Смотришь на это поделие и понимаешь, что шансов нет. Однако даже плохой текст выражает какую-то мысль. Одно это дает тексту миллион очков. Если вы пишете важную вещь, пусть и кривым языком, это лучше, чем не писать ничего. Даже не лучше, а вообще ништяк, потому что текст можно улучшить.

    Подобно мрамору, с текста снимают слой за слоем. Первый — убрать очевидный шлак типа разговорных слов и лишних местоимений. Второй — двигать слова внутри предложения, искать цепочки из длинных слов вроде “является необходимым в повседневном использовании”. С опытом глаз видит такие места на уровне рисунка текста. Я называю это колбасой — глаз скользит по строчке, и вдруг жырнота, редкие пробелы. Надо исправлять.

    Когда мусор убрали, встают проблемы со смыслом. Понимаешь, что в первом чтении лишние словечки выполняли роль завесы. Мысль слаба, доказательств нет, но из-за обилия слов казалось, что все норм. Приходится проверять то, во что верил полгода назад, а иногда просто сносить абзац.

    Перечитываешь текст и видишь, что не объективен. Мысленно с кем-то споришь и словно продавливашь точку зрения, хотя должен быть нейтральным. Об этом говорят пафосные обороты, слова-усилители (конечно, естественно).

    У текста есть ритм, звуковая палитра и визуальный рисунок. Все это редактируется в отдельном проходе. Наверное, мастера совмещают несколько задач за один проход, но я так не могу.

    Любой текст станет офигенным, если почистить и сократить его. Удивительно, что каждый проход вскрывает косяки и возможности, которых раньше не видел. Это как с мрамором — представьте, глыба уже содержит идеальную скульптуру, нужно только отрезать лишнее. Но нельзя увидеть лишнее сразу, только по слоям.


    Что я сделал перед публикацией? Правильно, почистил мусор. Было много дряни, а теперь хоть читать можно. Этот абзац тоже можно улучшить, ну да бог с ним.

  • Что там с книгой? — 3

    Редактирую по второму кругу, вычистил бездну мусора.

    Read more →

  • Режем рекламу в Гугле

    Проблема: с недавних пор реклама в Гугле выглядит как обычный результат. Больше нет выделения цветом или шрифтом. Отличить рекламу можно только по крохотной метке Ad перед заголовком. На Хабре об этом была отдельная статья.

    Вырезать рекламу Адблоком не получится. В Гугле не дураки сидят и знают, как с этим бороться. Специальный скрипт проверяет, что реклама вырезана, и рисует ее снова.

    Не скажу, что я противник рекламы, но иногда Гугл переходит границы. Я ищу тарифы Модульбанка, и пожалуйста — из-за рекламы они уехали вниз. На первом месте Тиньков и Открытие, совсем не то, что нужно.

    Read more →

  • Что там с книгой? — 2

    Чтобы держать вас в курсе: книга движется, редактирую текст, издательство найдено. К Новому году не успел, ждите к весне.

    Теперь длинно.

    Как вы знаете, я пишу книгу по Кложе. В ней семь глав про всякие клевые штуки, которые приходят только с опытом. Формат А5, триста с лишним страниц на русском. Черновики я выкладывал в блоге, и теперь готовлю книгу.

    Кто-то спросит, зачем книга, если текст уже интернете? Дело в том, что финальный результат отличается от черновика. По той же причине я не успел к Новому году: думал, нужно только собрать текст и поправить мелочи. Оказалось, что редактирование лишь немного быстрее писания с нуля, и это было почти шоком.

    Когда я писал черновик, за час выходило две страницы. При редактировании за то же время — четыре-пять страниц. Другими словами, довести текст до ума стоит тех же усилий, что написать еще половину книги. И это только первый проход — уже сейчас видно, что понадобиться второй и третий.

    Я рассказываю это не чтобы хвастаться, а чтобы поделиться необычным опытом. С первого раза текст удивительно сырой. Лишние слова, мусор, местоимения, иногда просто теряется мысль. Когда сел править первую главу, впал в ступор: как довести ее до ума? Сейчас я редактирую пятую, и в целом дело медленно, но идет вперед.

    Все это не зря: читатель получит текст без воды и выноса мозга. Каждое предложение я упрощаю как только возможно. Только существительное и глагол, никакого “авторского стиля” (читай графомании).

    Книгу буду издавать в печатном виде по принципу “print on demand”. Это когда книгу по запросу печатают на специальном станке. Вжух — и книжка готова за 20 минут. Перед анонсом напечатают сто копий на опережение, а дальше по запросу.

    Точную цену пока что не назову, ожидаю в районе 500 рублей. Закладывайте еще 250 на доставку. Если вам посчастливилось жить в Воронеже, дело решится проще.

    Верстаю в Латехе, и это целое приключение. Репозиторий пока закрыт, но потом сделаю публичным и доработаю электронный вариант.

    Планы прекрасны, осталось только прижать булки к стулу и сделать. Ждите!

  • Шульман. Цитаты

    Одно время я писал рецензицю на книгу Екатерины Шульман “Практическая политология” (см книжную полку). Надергал цитат и понял, что они настолько хороши, что ни в какой рецензии не нуждаются. Читаем и наслаждаемся. Текст ниже авторства Екатерины.


    Как разобраться в 50 оттенках законотворческой продукции? Степень общественного вреда от законопроекта не всегда соотносится с тем шумом, который вокруг него поднимается, – популярная конспирологическая версия «они подсовывают нам свои кружевные трусы, чтобы отвлечь от Самого Страшного, что происходит за кулисами» не совсем верна. Медиа есть медиа, и трусы им всегда будут интереснее поправок в закон о банках и банковской деятельности.

    По степени вредного воздействия на правовое пространство принимаемые законы можно разделить на три группы. К первой относятся прямые запреты на разного рода действия: ходить на митинги, материться, курить, призывать к сепаратизму, осквернять праздники, отдавать сирот на усыновление иностранцам. Они, как ни странно, наименее токсичны, хотя и причиняют страдания и неудобства гражданам. Вред от них легко устраним: локальный запрет как приняли, так и отменили, а навык ходить на митинги утратится, только если запрет просуществует в неизменном виде 40 лет (спойлер: не просуществует), да и то не факт, если вспомнить пример советской власти. В России суровость законов компенсируется не их неисполнением, как обычно думают (плохие законы исполняются, этим-то они и ужасны), а их нестабильностью. Тут главное – не попасть под раздачу: тем, кого посадят за непочтение к памятным датам, будет не легче от того, что соответствующую статью в УК поменяют через три года, а неусыновленный сирота вообще умрет, его не вернешь. Но, как это ни цинично звучит, общество всегда переживет любое несчастье отдельных своих членов. Точечные запреты ухудшают жизнь, но не разрушают правовую систему: это как если бы в доме ободрали обои и написали на них нехорошее – жить среди этого тяжко, но крыша от такого не рухнет.

    Read more →

  • О чистоте ссылок

    Когда кидаете ссылку в чат, соблюдайте правила гигиены.

    Во-первых, удаляйте из урла все после знака вопроса. Обычно это utm-теги и другая хрень, чтобы трекать читателя. Кидать такое в общий чат — моветон. Не понимаю, что в голове у людей, которые кидают такое:

    https://www.udemy.com/course/modern-javascript-from-beginning/
    ?gclid=EAIaIQobChMI7pDe0NaH5gIV1UkYCh1v3wzEEAAYASAAEgJKtvD_BwE
    &moon=iapetus&utm_campaign=20181113-Russian&utm_medium=udemyad
    s&utm_source=adwords-intl&utm_term=_._ag_81526518630_._kw_%D0%
    BE%D0%B1%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5+javascript+%D0%BE
    %D0%BD%D0%BB%D0%B0%D0%B9%D0%BD_._ad_386469984216_._de_c_._dm__
    ._pl__._ti_kwd-818210464206_._li_1012077_._pd__._
    

    Тегов в пять раз больше, чем ссылки. Неужели трудно почистить?

    Во-вторых, у многих ссылок можно отбросить слаг. Слаг это текст после айдишника. Он нужен чтобы понять, что внутри, не открывая ссылку. В эпоху, когда для каждой ссылки выводится превью, слаг не нужен. Для ссылок StackOverflow смело его вырезайте.

    Было:

    https://stackoverflow.com/questions/11227809/why-is-processing
    -a-sorted-array-faster-than-processing-an-unsorted-array
    

    Стало:

    https://stackoverflow.com/questions/11227809/
    

    В-третьих, для каждой брошенной ссылки добавляйте пару слов о том, что внутри. Люто бесят ребята, которые постят ссылки про машын лернинг, релизы программ и прочую хрень без слов от себя. Это хомячковый репост уровня Одноклассников.

    И еще, осторожней со ссылками Гугла. Они частенько содержат параметр authuser, номер аккаунта, под которым нужно зайти в этот сервис. Если вам кинули ссылку на meet.google.com c authuser=2, скорее всего, вы зайдете под левым аккаунтом.

    Уважайте собеседника, кидайте чистые ссылки.

Страница 3 из 49