• Tagging programmers

    На позапрошлом митапе рассказал, как оцениваю разработчиков. Если коротко, меньше смотрю на классический грейд джун-мидл-синьор, но больше на характер. Привел примеры основных типажей и попытался связать это с возрастом и развитием. Доклад недолгий, обсуждение с 18 минуты.

  • Питон и ненависть

    По работе пришлось снова вернуться в Питон. Один чудак состряпал сервис на Кложе, но не осилил тесты и написал их на Питоне. Пока исправлял за ним, хлебнул тонны ненависти.

    Во-первых, компилятор не обращает внимания на несуществующие переменные. Если допустить опечатку, то скрипт все равно запуститься, чтобы упасть на середине с ошибкой name "foo" is not defiened.

    Я в курсе, что в Питоне сто способов подсунуть переменную в рантайм минуя обычное присваивание. Скажем, через globals:

    >>> globals()["foo"] = 42
    >>> foo + 1
    43
    

    Но за это отрывают руки, поэтому так все равно не делают. А кроме того, компилятор мог бы и ворнинг кинуть. Друг, ты используешь переменную accounts, а откуда она взялась я хз. Не хуйню ли ты пишешь часом? Я бы такой — ок, поправил. Но нет.

    Кстати, Кложа, которая вся из себя гибкая и динамическая, просто не скомпилирует код с несуществующим символом. Она выкатит трейс на два экрана, но первая строчка точно скажет, где и как ты обосрался. Тут и дизайн лучше, и забота о разработчике.

    Питон замусорен лишними символами. Двоеточия, запятые — все это гнать поганой метлой. Сравним словари:

    {
      "name": "John",
      "age": 42
    }
    

    и

    {:name "John"
     :age 42}
    

    Зачем двоеточие после ключа? В нем никакого смысла, все равно словари записывают по принципу пара на строку. Зачем запятые? Уберите их, ничего не изменится. Зачем строки на месте ключей? Строки — это сложный тип. Достаточно кейвордов или токенов. Это сущности, которые выражаются сами в себя. То же самое для списков и кортежей. Зачем там запятые?

    Казалось бы, лаконичный синтаксис и бла-бла, а на деле мусор. Все, что можно убрать из языка, нужно убрать.

    Кстати, о запятых. В Питоне на раз простреливаешь ногу последней запятой в кортеже. Если кортеж из одного элемента, запятая обязательна. Иначе такая запись вырождается в обычное значение а скобки игнорируются. Например, (1,) это кортеж, а (1) становится просто единичкой.

    Конечно, об этом узнаешь только по странному поведению программы. Конкретно в моем случае была итерация по кортежу пар, по умолчанию было две пары:

    for user, email in (("ivan", "ivan@test.com"), ("john", "john@test.com")):
    

    Вторая пара стала не нужна, я удалил ее вместе с запятой и долго пытался понять, что не так. Блядь, я не хочу писать на языке, где одна запятая стоит часа потерянного времени.

    Самое смешное, что лет шесть назад я плотно кодил на Питоне и знал наизусть все эти грабли. Разбуди меня ночью, и я расскажу сто примеров, когда кажется одно, а выходит другое. Все это я держал в голове и ревностно спрашивал на собеседованиях. Проще говоря, подъебывал кандидатов и надрачивал ЧСВ. А теперь сам затерпел.

    Ну и в целом, императивный код ужасен. После языка, где все неизменяемо, код на Питоне выглядит как записки имбецила. Я уже писал, Кложа нужна хотя бы за тем, чтобы научиться работать с коллекциями. На императивных языках научиться этому невозможно. Не та среда, не те инструменты.

    У коллеги банальная задача. Есть говносервис на Джаве с апишкой. Все параметры передаются через GET в строке запроса. Все ничего, но значения могут быть коллекциями, и нужно их схлопнуть в плоские ключи. Например, {:info {:user "Ivan"}} преобразовать в "info[0].user=Ivan".

    Коллега родил код на полтора экрана. Три вложенных оператора, шестерной отступ от левого края. Одну и ту же переменную переписывает три раза. Как это говно поддерживать — без понятия. Сюда даже новое условие не добавишь, потому что переменные перетираются, и все перепроверять. А на неизменяемых коллекциях двадцать строчек и бесконечная расширяемость.

    Все, о чем я говорил — ошибки в дизайне языка. Мы не должны тащить на себе всю эту ересь. Питон был замечательным для своего времени. Сегодня я не представляю, как можно на нем писать, имя в распоряжении языки с неизменяемыми типами. Если существует другой язык с лучшим дизайном, надо использовать его. Пол Грэм сказал — не писать на самом мощном языке без уважительной причины значит совершить ошибку. А на чем писал Пол, вы и сами знаете.

  • Дети

    Я согласен с Лебедевым, что детей нужно заводить раньше. Дети это самое важное. То, чем ты занимаешься — нет. Даже если ты второй Стив Джобс или спаситель человечества. Все равно нет.

    Мы живем не в средневековье, и не бывает так, чтобы на целый город приходился один мудрец. Все проблемы человечество решает коллективно. В Гугле работают сто тысяч инженеров. Ученые трудятся в НИИ и огромных лабораториях. Гениям одиночкам ничего не светит.

    Поэтому неважно, что дети мешают изобретать лекарство от рака. Если ты его не придумаешь, это сделает кто-то другой через пять-десять лет. В историческом масштабе это не играет роли. Достаточно сделать вклад.

    Сюда же относится опен-сорс, консалтинг, сертификаты, конференции, вебинары, курсы роста, ссылки на Хакер-Ньюз и прочее говно. Все это не важно и отвалится через пару лет. Бизнес продадут, код перепишут. Божественную Кложу заменят на блевотный Яваскрипт. Дизайн сделают серым на белом.

    А с детьми по-другому. Если ты ими не займешься, этого не сделает никто. Если не привить с детства честность, не уделить внимания и любви, то это катастрофа. Ребенок вырастет обделенным, ущербным. Самостоятельно вырулить ему будет сложно.

    Мы не раз видели фильмы с таким сюжетом. Родитель не может выстроить отношения с подростком. Ты не уделял мне внимания в детстве! Но я же работал! Обеспечивал семью! Мы хотели твоей заботы, а не денег! Я делал все что мог! Дочь выбегает из комнаты. Да что с ней не так! Папуля морщит лоб и судорожно соображает.

    Типовой случай. А секрет в том, что ты бы мог сделать и то, и другое. И работать, и заботиться о детях. Одно другому не мешает.

    Ребенок — это продолжение тебя, твой контриб в будущее. Но неполный — что-то возьмут, что-то выкинут. Точную копию передать невозможно, и это круто.

    Бездетные пары банально пролетают мимо огромного пласта жизни. Он и не хороший и не плохой, он просто другой — со своими проблемами и ништяками. Умение общаться с ребенком и наставлять его это особый скилл. Получить его можно только на практике.

  • Пять новых прочитанных книг

    В разделе Книжная полка – пять новых книг. Политология, война, алгоритмы, выступления и детская повесть. Описания стали длиннее. Про одну из книг – политологию Шульман – потом напишу отдельно.

  • Зачем и как писать

    Раз в неделю я занимаюсь английским. Обсуждаем с собеседником все подряд — книги, фильмы, политику. В последний раз говорили о пользе записывать мысли. Я веду блог с 2012 года, скромный опыт есть. А препод, оказывается, ведет обычный бумажный дневник, что очень круто. Не знал этого раньше.

    Блог и дневник это разные вещи, но и общее у них есть. Оба помогают структурировать идеи и очистить голову. Дневник — это больше внутреннее, в то время как блог — про внешнее. Но в обоих случаях мы пишем.

    Я считаю, когда мы пишем, то стравливаем ментальное напряжение. Записывать мысли — это как приводить порядок, только на этот раз не дома или на рабочем месте, а в голове.

    С незаписанной мыслью беда — она не держится в голове слишком долго. Человек не может держать одновременно в голове больше трех-пяти идей, так уж он устроен. Мы устанавливаем календари, туду-листы, будильники, напоминалки. Это прекрасно, но будет круто еще и записывать. Потому что со временем идеи либо теряются, либо перестают приходить, так как им некуда поместиться.

    Если носить в голове одну и те же идею, начинает казаться, что она гениальна. И как следствие, ты сам гениален. Я вижу два недостатка: мысленный застой и высокомерие.

    Застой означает остановку мысленного развития, нежелание развиваться. Предположим, человек прочитал что-то о легализации оружия или феминизме. Неважно, за или против. Почему-то высказывание его зацепило и с тех пор живет в его голове как данность.

    В обсуждениях и чатах можно много наговорить в поддержку этой идеи и никогда не закончить. Причина в том, что при наличии оппонента мы невольно отклоняемся от первоначальной темы. А уж если оппонент допустил неточность, то грех не переключиться на нее, чтобы втоптать поглубже в грязь. Победил, но никто помнит, что ты говорил вначале.

    Высокомерие ведет к провалу. Как бы агрессивно ты не защищал слабую идею, есть риск нарваться на опасного оппонента. Он уже обдумал ее, опробовал и выкинул на помойку. Находить выброшенные идеи не страшно. Гораздо хуже делать это из принципа и терять лицо из-за упрямства.

    Наоборот, при написании текста оппонента не существует. Если точнее, оппонент — ты сам. И внезапно понимаешь, что утверждение основано ни на чем. Чтобы составить убедительный текст, придется лезть в книги и интернет, а это проверки, время… Упс, за противоположную точку зрения приводят сильные аргументы… Лучше ничего не буду писать.

    Изложение мысли на бумагу — лучшая ее проверка на прочность. В голове идея искажается. Мозг упивается ей, всячески лелеет и прячет недостатки. В письме они проступают во всей силе. Если идея слаба, то чувствуешь, что скатываешься ко лжи. Начинаешь преувеличивать факты, проводить аналогии…

    Случалось, что я садился за редактор, а затем отправлял файл в корзину. В голове все было идеально, но текст получался слабым. Значит, плохая идея! Хорошо, что не стал высказывать ее вслух.

    Много слов — потеря лица. Бесконечный словесный поток — признак не профессионализма. Продираться через чат или толпу – слабый подход. Мы пишем текст.

    В долгосрочной перспективе текст сильнее слов. Сколько каждый день мы пишем в чатах? Каждое сообщение живет не дольше часа. Да, история работает, но кто ее смотрит? Промелькнуло, обсудили и забыли. А текст живет вечно. На него действует уникальная ссылка. Поисковики его индексируют. Текст можно дополнять, улучшать. Много разрозненного текста на одну тему можно оформить в книгу.

    Написанный тобою текст — лучший показатель, становишься ли лучше или нет. Если находишь написанное год назад слабым — отлично, так держать. Особенно, если это английский текст. Значит, имеет место рост.

    Не нужно исправлять старый текст за исключением грамматических ошибок. Старый текст — это срез вас во времени. Примерно как история в Git. Нет смысла переписывать то, с чем вы соглашались два года назад, а сегодня уже нет. Не ведитесь на комментарии троллей, которые читают блог в обратном порядке. Для них временная разница между двумя постами две минуты, а для вас — два года.

    Вообще, откажитесь от чувства вины за написанное ранее. Думал эдак — а теперь вот так! Все течет, все меняется, и человек тоже.

    Отсюда правило — когда читаете текст, смотрите на дату. Будет нехорошо предъявлять автору за несбывшиеся прогнозы. Вам хорошо, вы отвечаете из будущего на мысль из прошлого. Это бой в неравных условиях.

    Как и все остальные, я порой не знаю, с чего начать. Уже придумал середину, но топчусь на первой стоке. Выход — писать с середины. Просто пишешь самую главную мысль, потом вторую, и так далее. Какая-то из мыслей будет мягче остальных. Ее-то и ставим во вступление.

    Иногда мыслей много, и не успеваешь расписывать каждую. Не страшно. Чтобы ничего не потерять, фигачим словосочетания по одному на строку. Скелет готов. Каждое сочетание расписываем до главного предложения, которое полностью выражает мысль. Спереди и сзади по еще одному предложению. Они подводят к мысли или дополняют то, что не влезло в основное.

    Хорошо написанный параграф я называю панчем. Нет, я не смотрю реп-батлы и видал их в гробу. Просто параграф — это как удар. Он должен оказывать влияние на читателя, как будто пробивать его ментальную броню. Хороший текст — это серия панчей, когда автор не дает читателю передышки или делает это грамотно. Например, смешной картинкой или отсылкой к мему.

    Самое лучше действие на текст оказывает сокращение. Чем емче текст, тем он мощнее. Значит, остается больше потенциала, чтобы донести мысль.

    Минимальные навыки письма необходимы каждому. Я не про знание орфографии и пунктуации, нет. Ошибки легко ликвидировать программными средствами. Я про способность излагать и строить мысли. Сегодня трудно встретить человека, который способен написать страницу связного текста на какую-то тему. Я проводил собеседования и был удивлен, что почти никто не может составить текст о себе. Что я умею, чем полезен и чего ожидаю. Только табличка в резюме и зарплатная вилка.

    Пользу записи знают психологи. Знакомый рассказывал, что врач велел ему разбирать проблемы письменно. Записать чего я боюсь? Что буду делать, если это случится? Что скажут окружающие? Что я почувствую? И оказывается, паника в голове меркнет перед бумагой. Не убоюсь, справлюсь, выстою.

  • Хватит выгорать

    Давно хотел написать пост про выгорания. Не буду ходить вокруг да около.

    Ребята, хватит выгорать. Перестаньте это делать. Не выгорайте.

    Не читайте статей про выгорание. Не пишите сочувствующие комментарии. Это как удобрять сорняки.

    Выгорание стало модным. Все выгорают. Откроешь Твиттер, Хабр, а там — этот устал, другой выгорел, третий, четвертый…

    Хватит уже.

    Достаточно одной громкой статьи, и пожалуйста. Ее читают тысячи молодых людей, и у каждого срабатывает эффект “это про меня”. Это старый, как мир, принцип, когда человек примеряет на себя прочитанное.

    Это было еще в “Трое в лодке”:

    Это поразительно, но всякий раз, когда я читаю объявление о каком-нибудь патентованном лекарстве, мне приходится сделать вывод, что я страдаю именно той болезнью, о которой в нем говорится, и притом в наиболее злокачественной форме. Диагноз в каждом случае точно совпадает со всеми моими ощущениями.

    Заинтересовавшись своим состоянием, я решил исследовать его основательно и стал читать в алфавитном порядке. Я прочитал про атаксию и узнал, что недавно заболел ею и что острый период наступит недели через две. Брайтовой болезнью я страдал, к счастью, в легкой форме и, следовательно, мог еще прожить многие годы. У меня был дифтерит с серьезными осложнениями, а холерой я, по-видимому, болен с раннего детства.

    Счастливым, здоровым человеком вошел я в эту читальню, а вышел из нее разбитым инвалидом.

    Заканчиваешь читать подобную статью, и думаешь: это же обо мне! На работе не прет, поссорился с близкими, устал… черт, Я ЖЕ ВЫГОРЕЛ! Все, как в интернете написано. Чувак, сочувствую! У меня то же самое!

    Где-то в интернете лежит смешной текст. Обычный человек разговаривает со Вселенной. Жалуется на проблемы: тяжело на работе, не понимают родители, разлад с половинкой… Словом, типовой набор, через который проходят все. А Вселенная слушает с гротескным вниманием, кивает, поддакивает.

    Не понимают родители? Никогда такого не слышала. Ах, на работе не получается? Это первый случай в моей практике. Вы слышали, ему тяжело! Миллионы лет не было такого, и вдруг! Все для тебя сделаю, дорогой. Поставлю на паузу процессы, остановлю время и займусь лично.

    Читать этот диалог смешно. Главный герой считает, что уникален и неповторим, а его проблемы не имеют аналогов. На самом деле это стандартный набор, к которому средний гражданин подходит к тридцати годам. Кризис развития, по сути такой же, как в подростковый период, только немного в другой форме.

    Выгорание стало модным трендом, способом снискать дешевой популярности. Выгорел — пост написал, лайков собрал.

    Я ни разу не отрицаю выгорание и депрессию с медицинской точки зрения. Такие проблемы есть, и они подлежат лечению. Проблема в том, что ни один автор не пишет о том, что он делал для преодоления трудностей. Типовой пост про выгорание — это много экранов боли, что все не так, все плохо… Я не вижу в этом смысла.

    Заболел — лечись. Если видишь, что все плохо, то почему сидишь на пятой точке полгода, пока не станет хуже? Почему не меняешь работу, не заводишь новых друзей, не меняешь деятельность?

    Я работаю с 17 лет, но ни разу не выгорал. Где только ни бывал. На телевидении, в типографии, в газете, в веб-студии, в госконторе, в аутсорсе… Бывало разное: и дико перло, и люто бомбило. Но никогда не было свинцового уныния и желания ныть. Пожаловался раз, выпустил пар — и дальше.

    Предвкушение нового дня, жажда узнать и попробовать что-то новое — вот что перечеркивало все недостатки. Утром на работу как на крыльях. Если этого чувства нет, следует как-то его взрастить, развить в себе.

    Читаешь кого-то: все, выгорел, больше никогда и на за что. Через месяц — как ни в чем не бывало занимается тем, чем раньше. Чувак, ты просто устал. Отдохни, сделай паузу в два месяца между проектами. Съезди куда, книжки художественные почитай. Перестань кодить по ночам, спи по девять часов, принимай ванны.

    Настроение человека неразрывно связано с тем, что он потребляет, читает, смотрит. Если запереться в темной комнате, включить Нирвану и выкурить пачку сигарет, обязательно покажется, что все тлен. А если сходить в бассейн, съесть апельсин, почитать любимую книжку — то не покажется.

    Теперь по аналогии. Ночью ты задрачиваешь Хаскель, днем вареный пишешь на кровавой Джаве, кофе и сигареты каждые полчаса, под вечер возбуждение и опять ночь перед монитором. Прибавьте сюда опенсорс. Как же тут не устать? Но это усталость, а не выгорание. А причина усталости — отсутствие режима и лень следить за собой.

    Не надо этих постов, что выгорел. Ты отравляешь мозг молодым и неопытным. За очередным постом про выгорание нет ничего, кроме инфантильного нарциссизма, упоения страданием.

    И не стоит чрезмерно себя жалеть. Жизнь — это тоже трудности. Преодолевать усталость и тоску — нормально.

  • Код картинкой

    Раньше я считал, что постить код картинкой это отстой и днище. А теперь наоборот — частенько набрасываю в чат скриншоты с Гитхаба и совершенно не вижу криминала.

    Дело в том, что месаджеры не умеют нормально показывать код. Нормально значит — так, чтобы его было удобно прочесть и понять. Код — это не просто абзац слов, это структурированный текст. Важны отступы, шрифт, подсветка.

    Все эти ништяки есть на страницах специальных сервисов, например, Гитхаба или Битбакета. Но не в Телеграме. Последний знает, что текст между тройными обратными кавычками это код, но не умеет подхватывать синтаксис.

    Кидаю код с Гитхаба, помещаю в блок кода. Выглядит так себе. Все серое, глазу не за что зацепиться. Бесит пустое место по краям, вне серой плашки. Бесит малый отступ между плашкой и ее содержимым.

    А вот картинка. Выглядит найс, потому что тема редактора уже задает настроение. По клику распахивается на весь экран, ВИДНО ВСЕ:

    А что с мобилой? На телефоне даже отформатированный код не прочитать. Ширина колонки жестко фиксирована, ничего не докажешь.

    А вот картинка. На нее действует зум и пан, все читается с минимальными усилиями.

    Отдельные ребята не знают про три обратные кавычки и фигачат код как есть. При этом едут отступы, двоеточия и скобки заменяются на гребаные эмодзи. Приходит не код, а говно, хочется убивать. Лучше бы картинку скинули.

    Кроме того, картинка – фиксированная вещь. На любом девайсе она выглядит так, как вижу я. A код – это текст с метаданными, и кто знает, как клиент на Андроиде его покажет. Одно дело теория и бест практис, другое – жизнь.

    Понятно, что скрины надо делать с ретины, тогда они выглядят хорошо. Важно учитывать контекст. Если я знаю, что кто-то хочет этот код скопировать, то, конечно, вышлю текстом, а лучше почтой. Но чаще всего в чате мы кидаемся снипетами для ознакомления. Поэтому картинка — норм.

  • Не надо таких подарков

    Удивляет, что фирмы так и не научились дарить что-то нормальное клиентам. Не подумайте, что мне что-то нужно, мне и так хорошо. Просто негативный осадок. Если взялись дарить, так дарите нормально, а не как импотенты.

    Пришло письмо от Тинькова — мой милый, хороший, у тебя ДР, держи подарок: две книги на Литресе. Хорошо, как раз хотел прикупить кое-что. Но оказывается, выбрать можно только из ограниченного набора книг, из которого мне не подходит ни одна.

    Это бесит. Почему нельзя выбрать любую? Почему должен выбирать только из говна? Что вы за импотенты такие? Дарить так дарить! Подписался — делай нормально! Это как отвести ребенка в ТЦ на день рождения и сказать — ни в чем себе не отказывай, но сумма в чеке не должна превышать 500 рублей. Родитель-днище.

    И везде такое говно. Баллы, которые сгорают через неделю. Бонусы, которые действуют только три дня спустя две недели покупки. Пока распаршу такие требования, уже становится нехорошо. Сраные сертификаты, которыми можно оплатить только треть покупки. Хватит, наелся ваших подарков.

    Стоит заметить, что с материальными подарками дела обстоят лучше. Тот же Тиньков вместе с картой Airlines прислал наборчик путешественника. Плед, носки и маску для сна. Маска особенно зашла, я до сих пор в ней сплю. А вот с цифровыми подарками беда, хотя казалось бы — данные в базе подвигать.

    Повторю, мне ничего от фирм нужно, я не бедствую. Можете и письмо не присылать, меньше инбокс. Но взялись поздравлять — так поздравляйте нормально.

  • Девочки

    Есть такой отстой — называть девушек и женщин девочками. Передайте девочкам, спросите у девочек, у девочек за стойкой. Говорить так — колхоз и буэ. Если вы так говорите, это вовсе не значит, что вы плохой. Просто нужно на минуту остановиться и подумать.

    У слова “девочка” есть только одно нормальное значение — человек женского пола до подросткового возраста. Потом идут девушка, женщина, бабушка или старушка. Они — не девочки.

    Вот это, например, девочка:

    А это нет:

    И это тоже нет:

    И это:

    И это:

    Ты кого девочкой назвал?

    Другие значения слова “девочка” несут пренебрежение. “У нас в отделе работает девочка Саша, спроси у нее”. Девочке Саше тридцать лет и она мастер своего дела. Но в голове встает образ офисной дуры, которая просиживает булки в ожидании декрета.

    Отдайте девочкам ключи, девочки распечатают текст, подойдите к девочке за стойкой — это все отстой. Девочкой всегда оказывается взрослый человек. Здравомыслящий, ответственный, с образованием. Откуда тут девочка взялась?

    Снять девочек, заказать девочек — ну, тут без комментариев. Девочки совершенно ни при чем. Есть специальные слова: проститутки, шлюхи, бляди. Жучки и курвы на языке уголовников. Женщины с пониженной социальной ответственностью, подсказывает нам Президент. Но не надо девочек.

    Связывать наличие или отсутствие сексуального опыта с “девочкой” — это на уровне дворовой шпаны. Если в тридцать лет кто-то оперирует подобными понятиями, мои соболезнования — это ниже всякого дна.

    Когда работал на телевидении, монтировал рекламный сюжет про сеть круглосуточных аптек. Было важно подчеркнуть, как много людей хотят купить лекарства ночью, когда обычные аптеки закрыты.

    Ведущая бархатным голосом: “за одну ночь девочки успевают обслужить до ста клиентов”. Я тогда хихикнул, но промолчал. Ведущая была женщиной набожной и контекста не поняла. Пустили в эфир. Утром звонит директор сети. Девочки посмотрели сюжет и остались недовольны тем, что их выставили проститутками. Переделывали.

    Обращением “Девочки!” грешат сами женщины. Типичный пример — женский форум или классная группа в Вайбере. Каждое второе сообщение начинается с “Девочки!…”

    Как правильно обращаться? Девушки, женщины, мамы? Ответ — никак не надо обращаться. Когда мы общаемся на публичном канале, подразумевается, что обращаемся ко всем сразу. Поэтому писать “Девочки!”, “Народ!” или “Формучане!” совершенно лишнее. Если вы действительно обращаетесь к кому-то, обращение всплывет само собой. Например, имя или ник перед основным текстом.

    У сотрудников есть должности и имена. Девочка Саша — это бухгалтер Александра. Девочка за стойкой — администратор, хостесс. Девочка на кассе — кассир, билетерша.

    Чтобы понять, какой же это дебилизм, представим ситуацию. Мне нужно перенаправить клиента, и я такой: у нас в фирме трудится мальчик Петя, обратитесь к нему. Естественная реакция клиента — он что, сдурел? Какой мальчик? Студент, что ли? Картриджи заправляет?

    Или захожу я в Телеграме на канал по программированию и спрашиваю: мальчики! какая библиотека лучше всего реализует такую модель обучения? Что мне скажут на это мальчики?

    Пожалуйста, не рассказывайте, что с английским girl та же история. Проблемы чужого языка не должны нас интересовать. Все вышесказанное справедливо и для иностранного общества. Людям нравится слышать свои имена и должности, а не плоское girl, которое и в английском звучит небрежно.

    То же самое, но коротко. Девочка — это маленькая девочка. Называть девочками взрослых людей — отстой. Так вы умаляете их самостоятельность. У людей есть должности и имена, опирайтесь на них в общении и переписке. Писать “Девочки!” в женских группах не стоит. Вы и так обращаетесь ко всей аудитории.

  • Триал

    На триал-версию программы должно распространяться простое правило. Ее всегда можно открыть, чтобы принять финальное решение о покупке.

    На картинке выше неудачный триал Final Cut, программы видеомонтажа. Я поставил ее месяц назад и один раз запустил. Потом что-то меня отвлекло, и больше программу я не открывал.

    На праздниках появилось время, сел монтировать видео и снова вспомнил. Думаю, открою, погоняю туда-сюда и, скорее всего, куплю. Но фигушки — неделя триала кончилась. Раньше надо было. Или идешь лесом, или покупаешь кота в мешке.

    Очень, очень странная политика! Предположим, я подошел к продавцу, посмотрел товар, но не купил. Подошел повторно, прошу показать еще раз, а мне в ответ — нечего смотреть, или покупай, или проваливай. Сегодня даже на рынке так себя не ведут, это какой-то колхоз. А почему-то в интернет-торговле считается норм.

    Моя естественная реакция на такое поведение — идите нахуй, ребята. У других куплю, раз вы такие гордые. Я всего-то хотел пощупать интерфейс еще раз перед тем, как принять решение. Все-таки программа не три доллара стоит, можно было как-то гибче.

    Правильно делать так: триал-программа всегда запускается, но работает с ограничениями. Например, Lightworks, программа промышленного видеомонтажа, без покупки лицензии имеет только одно ограничение — не позволяет сгонять проект в разрешении свыше 720 линий. Производитель ничего не теряет: для любителей программа слишком сложна, для профессионалов разрешения 720 недостаточно. Можно работать месяцами, полностью изучить программу перед покупкой.

    Другой пример — Wing IDE для разработчиков на Python. По истечении триала программа запускается на 10 минут, после чего сама себя завершает. Это тоже норм, потому что остается возможность ее исследовать.

    Редактор Sublime Text время от времени показывает блокирующий алерт. Это не проблема, если запускаешь его раз в месяц. Но сильно раздражает, если используешь его как основной инструмент разработки. Так или иначе, он запускается всегда, и есть возможность подумать.

    Если вы причастны к разработке триал-версии продукта, никогда не поступайте как Final Cut. Нельзя разворачивать пользователя по истечению срока. Пользователь не обязан все бросить и посвятить неделю исключительно вашей программе. У него дела, авралы, дедлайны. Программа должна ограничивать не время работы, а возможности: форматы, расширения, объем файлов. Но запускаться она должна всегда.

Страница 1 из 43